Сегодня В Армении

«Голос Армении»: уничтожить или рассекретить – разница большая

40

Зачем правительство в срочном порядке направило в НС пакет проекта поправок в законы, касающиеся Службы национальной безопасности, в соответствии с которым уполномоченный орган, в частности, получает возможность уничтожить архивные документы? Каковы основания для такого изменения? Может ли однажды выясниться, что колоссальные количество архивных документов, которые могли раскрыть агентурную сеть, уничтожены? На какие законы, позволяющие это сделать, на какие процедурные механизмы, позволяющие уничтожить важнейшую тайную государственную информацию, ссылаются авторы документа? Об этом пишет «Голос Армении».

ВОПРОСОВ У ОППОЗИЦИИ МНОГО, ОТВЕТОВ НЕТ ни у основного докладчика — замдиректора СНБ Андраника Симоняна, ни у докладчика от профильной комиссии, давшей проекту положительное заключение, депутата ГД Вилена Габриеляна.

Отметим, что правительство инициировало созыв внеочередного заседания парламента, в повестке которого значатся поправки в пакет законов «О службе в органах нацбезопасности» и «Об органах нацбезопасности». Указанными выше поправками, в частности, предлагается отредактировать статью, касающуюся хранящейся в архиве информации, позволяя ее рассекретить или уничтожить.

Габриелян заявил, что он только «за» то, чтобы некоторые архивные документы СНБ были рассекречены, вместе с тем призвав… «не отделять рассекречивание от уничтожения, поскольку в тексте четко прописано «рассекречивание, потом уничтожение». Депутат фракции власти либо не читал законопроект, либо попытался ввести всех в заблуждение, потому что в тексте черным по белому написано: «Материалы архива уполномоченного органа рассекречиваются ИЛИ уничтожаются в порядке, установленном законом и иными правовыми актами». Если же предполагается дать возможность действительно сначала рассекретить и лишь после этого уничтожить, то так и следовало написать, как и прописать четкие механизмы для этого, заметил член фракции «Армения» Арцвик Минасян.

Последнему так и не удалось получить ответ на вопрос, на чем основана такая необходимость сегодня, да еще и с нарушением конституционной нормы, без дифференциации, о каких именно архивных документах идет речь: содержащих бухгалтерскую или личную информацию? Депутат убежден, что  возможность уничтожения секретных архивных документов не может не вызывать  в обществе серьезных сомнений. В чем причина и актуальность законопроекта? Вопрос ясен со всех точек зрения: восприятия общественности, правовой, политической, отметил Минасян, подчеркнув, что предоставление возможности уничтожения секретных архивных документов должно быть серьезно обосновано.

По его словам, решением правительства установлено, что личные документы, датированные 1923 и 1946 годами, уничтожению не подлежат. И странно, что при наличии такого подзаконного акта теперь на уровне закона  директору СНБ предоставляется право уничтожения документов. 

Примечательно, что замдиректора СНБ Андраник Симонян и вовсе делал вид, что не понимает претензии оппозиции. Действующий закон позволяет уполномоченному органу лишь рассекретить в установленном законом порядке архивные документы, напомнили друг другу депутат фракции «Армения» Гегам Манукян и Симонян. Только вот последний не видит ничего особенного в том, что сейчас правительство, так сказать, восполняет пробел, создавая законные механизмы для уничтожения архивных документов СНБ. А вот оппозиционер видит в этом возможность уничтожения (без рассекречивания) архивных документов, свидетельствующих о сотрудничестве со спецслужбами условного агента по кличке Альфа. И? В чем проблема, удивлялся замдиректора СНБ?

КОГДА В ПЕРВЫЕ ГОДЫ НЕЗАВИСИМОСТИ БЫЛ УБИТ при не выясненных до сих пор обстоятельствах глава КГБ республики Мариус Юзбашян, возник вопрос, какой информацией он владел, что его убили, напомнил депутат фракции «Армения» Артур Хачатрян. «Я все еще надеюсь, что выяснится, кто убил, и самое главное — что именно он знал. Теперь, когда этот законопроект  срочно направлен правительством в НС для внеочередного обсуждения, возникает вопрос: что произошло, в чем причина такой спешки – во внеочередном порядке, сразу в двух чтениях в 24-часовом режиме? Понятно, какого рода важнейшие серьезнейшие документы содержатся в архиве СНБ. Понятно также их уничтожение после рассекречивания, но уничтожение не рассекреченных документов вызывает вопросы. Почему?»

Гегам Манукян с трибуны НС обратился к активистам и общественным деятелям, которые годами говорили о лицах, сотрудничающих с органами национальной безопасности, и о необходимости рассекретить агентурные сети.

Это ключевой вопрос не только для Армении, но и всех постсоветских и восточно-европейских стран, отметил депутат, подчеркнув: «Имеющиеся в архиве СНБ секретные документы до сих пор законом разрешалось только рассекретить. Сейчас же поправками предлагается не рассекретить сначала и потом уничтожить, а четко написано: «рассекретить или уничтожить в порядке, установленном законом и иными правовыми актами». До сих пор в законе такого положения нет, что же до иных правовых актов, то завтра среди не подлежащих докладу вопросов повестки заседания правительства может оказаться и такое решение. И секретный документ может быть уничтожен, так и не став впоследствии достоянием общественности в случае возможного возбуждения уголовного дела. Одним росчерком пера СНБ Армении или иным лицам дается право, возможность уничтожить колоссальные архивы. Не слышу реакции гражданского общества».

В заключительно слове замдиректора СНБ Симонян заявил, что оппозиция поднимает бурю в стакане воды, поскольку «все поднятые вопросы регулируются принятым еще в 1996 году законом «О государственной и служебной тайне» (статьи 15 и 16), которым предусматриваются случаи и сроки хранения  подлежащих уничтожению материалов, а также решением правительства от 22 февраля 2002 года, предусматривающим порядок передачи в госархив или уничтожения содержащей государственную и служебную тайну рассекреченной информации с истекшим сроком хранения».