Пресса Армения

«Голос Армении»: признание ручечника

348

В фильме «Место встречи изменить нельзя» в исполнении Евгения Евстигнеева есть такой симпатичный персонаж-карманник по кличке «Ручечник». Потому как ловко выхватывает дорогостоящие ручки из чужих карманов. У нас уже есть свой, гораздо более знаменитый «Ручечник», и накануне он провел обещанную «пресс-конференцию», отвечая на заранее присланные, заранее отобранные вопросы, которые озвучивала одна из журналисток Первого телеканала. Об этом пишет «Голос Армении».

КАК УЖЕ ГОВОРИЛИ, ОКОЛО 50 СМИ ОТКАЗАЛИСЬ УЧАСТВОВАТЬ в этом мероприятии, окрестив его «пресс-конференцией с самим собой» … Никол, конечно, был недоволен, пришлось выкручиваться и озвучивать собственные страхи. Оказывается, такой формат был избран, потому как не было никакой гарантии, что журналисты, которые не разделяют политику партии и правительства, могут сорвать пресс-конференцию, начать выкрикивать какие-то лозунги. Смех и грех: такие опасения ныне терзают некогда «народного» премьера с некогда рейтингом за 70%.

Впрочем, в действии старый, добрый закон бумеранга: в августе 2018-го сторонники Никола Пашиняна, причем вовсе не представители СМИ, сорвали пресс-конференцию Роберта Кочаряна. А власти тогда что-то лепетали про «народный протест»… И вот сейчас человек, по науськиванию которого его сторонники сорвали пресс-конференцию Кочаряна, прячется от журналистов.

Увы, для Никола, это был не единственный казус. Потом, по Фрейду, горе-премьер роняет на пол ручку, а когда журналистка протягивает ему свою, испуганно отшатывается: «Мне ручки не надо…». Наверняка смотрел Пашинян тот распространяемый в сети видеоролик, где его любовь к чужим ручкам представлена наглядно и документально.

Затем, на вопрос по поводу состояния дорог в одной из областей, Пашинян отвечает, что для ответа специально запросил факты по теме… То есть, признал и так легко предполагаемое, что заранее знал о вопросах, которые ему будут заданы. И, наверное, стремление заранее подготовить ответы также было побудительным мотивом для решения «Ручечника» не общаться с журналистами «вживую».

Наконец, пожалуй, главный кикс Пашиняна касался содержательной части «пресс-конференции», в ходе которой премьер вновь нагородил кучу манипулятивных «аргументов» в пользу сдачи Бердзора и возможности согласия на признание Нагорного Карабаха частью Азербайджана. Кстати, только один раз Пашинян упомянул наименование «Бердзор» и тут же «поправил» себя, далее всегда говоря — «Лачин». Ну и конечно, в соответствии с договоренностью, о которой недавно рассказал Алиев, Пашинян ничего не сказал о статусе Нагорного Карабаха — ни о каком статусе. Нет такой темы: такова договоренность лидеров Азербайджана и Армении, по Алиеву. Никол эту договоренность не опроверг.

Так вот, в очередном нагромождении манипуляций, которые должны, дескать, обосновать безысходность полученного им переговорного наследия, Никол в экстазе зарвался и среди прочего ляпнул, что вот, говорят, «бывшие власти» вели хорошую дипломатию, ничего не сдавали, тянули время, военные действия не начинались, была эпоха мира, но на самом деле, говорит Никол, не они выигрывали время, они ничего не решали. А тот, кто выигрывал время и тянул переговоры, когда захотел, тогда и начал войну…

Так сказал Пашинян и тут же начал забалтывать, потому как, наверное, понял, что сказал и что признал. А именно — ту простую истину, что Алиев начал войну именно тогда, когда понял, что сейчас самое удобное время: у власти в Армении Пашинян и его команда. Именно этого признания Пашинян очень опасается, хотя прекрасно знает, что все так и есть. Знает, но не признает, разве только оговорившись.

ГЛАВНАЯ ПРИЧИНА В ТОМ, ЧТОБЫ ПОДДЕРЖИВАТЬ СВОЮ КОМАНДУ. Ведь Пашинян понимает, что, несмотря на показную браваду, более или менее адекватные члены его команды постоянно задают себе этот вопрос: не они ли виноваты в том, что принесли войну, поражение и потери? В первую очередь — для них все манипуляции Пашиняна, просто лживые, призванные обосновать, что виноваты в войне и ее итогах не действующая власть, а «бывшие».

А тут такая оговорка о том, что не армянская сторона, а именно Алиев тянул время, выжидая удобный момент для начала войны. И дождался, признает нечаянно Пашинян, косвенно подтверждая и тот тезис оппозиции, что именно для того, чтобы избежать новой войны, Пашинян и его команда должны уйти по возможности быстрее.