Пресса Армения

Что сделали Ереван и Баку за год: цена войны и цена мира — «Голос Армении»

246

Идея написания этой статьи возникла за день до недавних военных действий на восточном направлении армяно-азербайджанской границы. Ход боев в районе Сисиана лишь подтвердил выводы, к которым мы пришли, изучая работу, проделанную правительствами Армении и Азербайджана за прошедший после осенней войны год в направлении восстановления потенциала своей армии и укрепления обороноспособности страны в целом. Об этом пишет «Голос Армении».

ОГОВОРИМСЯ СРАЗУ, ЧТО ВЫВОДЫ ОТНОСИТЕЛЬНО ДЕЙСТВИЙ армянской стороны крайне неутешительны, поскольку видимый результат как таковой просто отсутствует. У нас нет официальной информации относительно характера и масштаба реформ, о которых так любит по каждому поводу и без разглагольствовать высшее военно-политическое руководство РА. Однако зафиксированные факты дают основание утверждать, что не было сделано никаких серьезных попыток не только для восстановление прежнего потенциала вооруженных сил, но и для того, чтобы правильно распорядиться остаточным ресурсом армии после 44-дневной войны.

Как уже много раз говорилось, одной из главных проблем, возникших перед страной после войны, стало беспрецедентное увеличение протяженности линии соприкосновения армяно-азербайджанских сил, которую настоятельно требовалось отстроить и оснастить по-новому. Речь о прибавившемся участке от Сотского перевала до реки Аракс у селения Нрназдор рядом с Мегри. Это несколько сот километров, изрезанных нестандартными рельефом, горными кряжами, ущельями и лесными массивами.

Первое, что надо было сделать, несмотря на шок поражения 2020-го, так это быстро изучить общую линию административной границы между бывшими Армянской и Азербайджанской ССР и установить методом военной топографии оптимальные точки для контроля над территорией. Далее необходимо было уже зимой 2020-21-го, а в высокогорье — с весны и начала лета на установленных точках оборудовать посты и огневые точки с подводом к ним дорог, пригодных для применения военной техники и подвоза боеприпасов.

Ничего подобного сделано не было, и занятие каких–либо оборонительных рубежей на линии соприкосновения армянской стороной производилось по «остаточному» принципу. То есть армянская армия устанавливала посты преимущественно лишь после того, как азербайджанская обосновывалась на более выгодных для себя позициях. Вследствие чего армянские подразделения были полностью лишены инициативы и возможности диктовать оперативную ситуацию на линии разграничения.

Итог – произвол и беспрепятственное продвижение противника в районе Черного озера, Ишханасара, Джермука, Верин Шоржа, с последующей попыткой занять господствующие высоты непосредственно над Сисианом.

С другой стороны, поражает «качество» оборудованных армянских постов. Обсуждать вновь эту тему излишне, поскольку Сеть полна видеоматериалов, свидетельствующих о нечеловеческих, в буквальном смысле слова, условиях несения службы нашими военнослужащими, которые власти безуспешно пытались скрыть от общественности.

На этом, мягко говоря, неутешительном фоне резким контрастом выделяются заверения армянского премьера в парламенте о «проделанной огромной работе» по оборудованию новых постов на армяно-азербайджанской границе. Якобы эта работа была проведена в секретном режиме и постороннему глазу не должна быть видна. Большего цинизма и безответственности по отношению к самой главной своей обязанности — обеспечению безопасности страны и народа, сложно представить…

ВЕРНЕМСЯ, ОДНАКО, К ГЛАВНОЙ ТЕМЕ. Попытки высших чинов из МО и секретариата Совбеза оправдать бездействие и слабую защищенность новой линии разграничения с Азербайджаном нехваткой сил и средств не выдерживают никакой критики. Главный их довод о недостаточности живой силы для плотного заслона рубежей — блеф. Они замалчивают тот факт, что после подписания трехстороннего заявления от 9-10 ноября армянские срочники больше не несут службу на территории Республики Арцах. Соответственно, армянские армейские корпуса сейчас получают больше пополнения, нежели когда–либо за последние десятилетия.

Следующий довод – нехватка спецтехники для оборудования новых постов и подвода к ним дорог. Это вообще не выдерживает никакой критики и звучит совершенно безграмотно с точки зрения обыкновенной логики. Страна, в которой по клятвенным уверениям властей за последние годы наблюдается бурный рост коммуникационного строительства и дорожных инфраструктур, не в состоянии обеспечить технической базой актуальную программу по обеспечению границы самыми примитивными мерами защиты? И это не считая технических ресурсов самой армии?

Думается, оперировать здесь какими-либо контраргументами в опровержение приведенных нами мыслей бессмысленно.

И хотя целью данной публикации является лишь фиксация факта, мягко говоря, неудовлетворительности проделанных в оборонной сфере работ, невозможно удержаться от вопроса: что это, банальная халатность, растерянность или преднамеренный план по подрыву обороноспособности государства? Как трактовать фразу «верховного главнокомандующего» о ненужности для страны «какой-то горы, на которой месяцами не тает снег»? Или как понимать слова его соратника-депутата о том, что отечественная армия является «защитницей народа, но не пустынных территорий»?

Однако вновь воздержимся от комментариев и вернемся к теме. Приведенный поверхностный анализ плачевного состояния новых армянских оборонительных рубежей — фиксация лишь одного фрагмента неутешительной общей картины в вооруженных силах страны. Сказать, что армянские власти провалили провозглашенную ими же реформу армии – значит не сказать ничего. Достаточно привести несколько примеров.

В частности, спустя год после разгрома в арцахской кампании не произведен комплексный анализ причин поражения и не разработана с опорой на эти данные программа по восстановлению и реформированию вооруженных сил республики. Кадровая чехарда в МО и Генштабе, наряду с затаскиванием руководства Минобороны в политические процессы, фактически лишила армию возможности сконцентрироваться на своих прямых обязанностях. Неотложный вопрос безопасности неба до сей поры не решен, по сути республика осталась предельно уязвимой в плане противовоздушной обороны перед возможной широкомасштабной агрессией со стороны Азербайджана и Турции.

Также трудно предположить, что за годичный период армия обзавелась какими-либо новейшими наземными системами вооружения и пополнила основательно опустевшие арсеналы боеприпасами. Если пополнение все же имело место, то неясно, какая концепция развития вооруженных сил легла в основу планирования того или иного приобретения военного назначения.

И, наконец, о самой концепции. Законодательный орган и правительство вместе с Минобороны по прошествии года после трагических событий в Арцахе не в состоянии хотя бы дать старт работам по обсуждению новой концепции и выработке предложений, которые должны лечь на стол верховного главнокомандующего и после одобрения быть перенаправлены профильным структурам.

ВЗАМЕН ВСЕГО ЭТОГО УКАЗАННЫЕ ОРГАНЫ ВЛАСТИ активно пиарили идею об «установлении долгосрочного мира и добрососедства в регионе». И даже после боевых действий в Сюнике, окончательно доказавших намерения азербайджано-турецкого тандема ликвидировать армянскую государственность, политическое руководство Армении упрямо продолжает настаивать и тиражировать свою повестку примирения с геноцидальными образованиями, фактически лишая армянскую армию, а вернее, ее структурные остатки, поддержки в это сложнейшее время.

Вывод из сказанного может быть один: армянская армия предана, но продолжает отчаянные попытки биться с превосходящим в разы врагом и отстаивать границу страны в инерции знаний, возможностей и боевого опыта прошлых десятилетий.

Для контраста же и полноты ощущений кратко приведем примеры действий за последний год азербайджанской стороны, которые, как убедится читатель, диаметрально противоположны загадочной армянской инертности.

Загодя следует подчеркнуть, что учитывая бесспорные преимущества, которые принесла Баку победа в 44-дневной войне, Азербайджан в неменьшей степени встал перед проблемой внушительных потерь в живой силе, истощения техническо-боевых средств и необходимости оборудования новых, не освоенных рубежей. Мы не обладаем официальными данными, но, насколько позволяет судить обрывочная информация из бакинских СМИ, а также наблюдаемые нами действия противника, азербайджанские власти в целом эффективно использовали годичный период «перемирия» и смогли восстановить если не весь первичный свой потенциал, то хотя бы его часть, позволяющую и дальше проводить агрессивную политику в отношении Еревана.

Во-первых, Баку продолжает активное сращивание своей оборонной системы с вооруженными силами Турции и углубляет военное сотрудничество с Пакистаном.

Во-вторых, Азербайджан продолжает закуп систем вооружения, соответствующих той концепции развития вооруженных сил, которая уже оправдала ожидания Баку в 44-дневной войне.

В-третьих, азербайджанская армия продолжает активно тренироваться как в связке с союзническими силами, так и в плане самостоятельных учений. В этом контексте особое внимание уделяется подготовке спецназа, ряды которого заметно поредели после войны. Уже известно как минимум о двух группах общей численностью в тысячу человек, которые до последних боевых действий у Сисиана прошли комплексное обучение в Турции, в лагерях армейского спецназа этой страны.

В-четвертых, Азербайджан смог достаточно быстро и комфортно решить проблему освоения позиций на установленной новой линии соприкосновения. Для этого страна напрягла все свои силы и в довольно короткие сроки провела целую сеть асфальтированных и грунтовых дорог, пробитых в основном в высокогорной местности. На оккупированных территориях возведены и продолжают строиться военные части и обслуживающая их энергетическая и другие инфраструктуры. Посты оборудуются основательно и оснащаются железобетонными конструкциями, дающими возможность выдерживать длительную осаду и тяжелые бомбардировки.

ДЛЯ ГАРАНТИРОВАННОЙ ПОДДЕРЖКИ ВСЕЙ ЭТОЙ СЛОЖНОЙ СИСТЕМЫ военных коммуникаций Азербайджан прибег также к строительству дополнительных аэродромов и сложнейших инженерных сооружений. В первую очередь нужно упомянуть аэродром в Варанде, военное назначения которого ни у кого не вызывает сомнения, и туннель под Мравским хребтом, поспешно прокладываемый в настоящее время. Эти объекты позволят азербайджанской армии в еще более динамичном режиме поддерживать связь с передовыми своими частями и кратно повысить эффективность управления ими.

Тот, кто знаком с экстремальным рельефом Карвачара или, скажем, с отдаленностью Ковсакана от населенных районов Азербайджана, может понять, какие усилия были приложены Баку для быстрого освоения этих территорий и создания из них плацдармов для ударов по Армении. Для большей убедительности подчеркнем, что действующая ныне в Сисианских горах азербайджанская группировка оторвана от обжитой территории своей страны не менее чем на пару сотен километров, однако получает подкрепление, технику и боеприпасы с «большой земли» в режиме нон–стоп.

И, наконец, в-пятых, президент Алиев безостановочно продолжает воинственной риторикой поддерживать свои войска в тонусе. Очень может быть, что и ему при нынешнем раскладе мир в регионе дороже в разы, чем война, выжимающая из Азербайджана последние силы и ресурсы. Баку может в силу непредвиденных причин не справиться с дальнейшей эскалацией.

Что, однако, не мешает азербайджанскому лидеру жонглировать воинственными заявлениями и действиями, цель которых — подороже продать врагу свое видение регионального мира. Это актуально и это работает, пока лидер Армении сумбурно мечется со своей фантомной повесткой мира, которую ни в Азербайджане, ни в международных кругах никто и даром брать не хочет.